10.05.2023, 08:30 1462

На Ставрополье установили судьбу фронтовика, считавшегося пропавшим без вести

Ещё одна фронтовая судьба установлена. Майстренко Василий Иванович, уроженец Ставрополья, считался пропавшим без вести с конца июля 1941 года. Его призвали на фронт в первые дни войны, через месяц боёв он погиб на Смоленщине.

«Был он в поле. Вечером поехали, их забрали и увезли в район. Нас трое детей осталось, я самая старшая», — поделилась дочь Василия Майстренко Раиса Васильевна.

Василий Майстренко родился в 1912 году в селе Добровольном Винодельненского района, сегодня это Ипатовский округ. Его призвали сразу, через два дня после начала войны, как и других ставропольцев, с которыми он отправился освобождать смоленские земли.

«Попал служить в 103 моторизованную дивизию, которая дислоцировалась в Ставрополе. Кроме 103 дивизии, в Ельнинский район были направлены 102 Минераловодская моторизованная дивизия и 211. То есть три дивизии ставропольцев бросили на ликвидацию Ельнинского выступа, потому что в июле 1941 года немецко-фашистские войска группы «Центр» прорвались практически к Смоленску. Нужно было ликвидировать этот выступ», — рассказал руководитель регионального отделения «Поискового движения России» Григорий Касмынин.

Роковые июль, август и сентябрь 1941 — героически пали практически все защитники ставропольских дивизий.

«Ельнинский район Смоленской области — это сплошные поля памяти наших ставропольских бойцов, наибольшее количество погибло в деревнях Пожогино, Лаврово, Ушаково», — добавил Григорий Касмынин.

Поисковые работы на Смоленщине продолжаются и сейчас. Ежегодно поднимают около пятисот останков советских воинов, которые считались пропавшими без вести и которых так ждали родные дома.

«Все приходили с войны, у нас село небольшое. Если кто-то пришел, все идут туда. И день и ночь стоят у окна и ждут своих. Когда придет и наш отец?.. И так прошло 80 лет. И мы не знали, где он. Как раз было большое наступление. Наши сельчане видели, что его ранили. Но не знали, остался ли он жив, может, забрали куда-то в госпиталь», — сказала дочь красноармейца Раиса Сидорченко.

Раиса Васильевна, как и её семья, прожила всю жизнь с надеждой на возвращение отца. Ей было четыре года, когда он ушёл на фронт. Детская память тогда вобрала очертания его лица, а ещё больше — те чувства, которые испытывала девочка.

«Даже мать прожила большую жизнь, 91 год. В конце жизни говорила: смотри, дочка, может быть, он где есть. Вернётся уже стареньким. Пожалуйста, за ним поухаживайте. Как, конечно, было жалко смотреть на нас, детей. Которых порой обижали, а не было отца. Одна мать нас воспитывала», — добавила Раиса Сидорченко.

Дочь красноармейца в 15 лет пошла учиться в техникум, стала агрономом. 37 лет, с первого дня и до пенсии, проработала в местном колхозе. У Раисы Васильевны большая семья, много внуков. Живут в Ростовской области и на Ставрополье. Говорит, что скучно ей не бывает. Таких историй много, когда близкие родственники, спустя 80 лет узнают судьбу своего героя.

«В следственном управлении на постоянной основе ведется деятельность по увековечиванию памяти солдат, погибших на полях Великой Отечественной войны, а также жертв гражданского населения, ставших жертвами немецко-фашистских захватчиков. В указанной работе принимают участие, в том числе, и учащиеся кадетских классов. Это формирует у них верные нравственные ориентиры и не допускает искажения исторических фактов», — прокомментировал заместитель руководителя СУ СКР по СК Алексей Ефанов.

Поиски продолжаются, активисты регионального отделения «Поискового движения России», казачьих военно-патриотических клубов, а также поискового отряда краевого управления Следственного комитета стараются установить путь советского солдата и найти данные о нём.

Архив